Философия мира и войны академика Никифорова

Наш герой, отметивший недавно 73-й день рождения, молод душой, харизматичен, остроумен. Его обожают студенты, уважают коллеги, любят друзья. В жизни этого человека было много достижений. Но главное из них – за десятки лет преподавательской деятельности он выучил в Латвии и дал путевку в жизнь тысячам студентов, для большинства из которых родной язык – русский.

Карен Маркарян

журналист

Мы знакомы не первый десяток лет, общаемся на «ты», но свою ученость академик Валерий Никифоров никогда не выпячивал и не выпячивает. Впрочем, его научные должности, звания и достижения говорят сами за себя.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Валерий Евгеньевич Никифоров – академик Международной академии информационных технологий и Международной академии наук высшей школы, доктор философии, соучредитель Балтийской международной академии (БМА, до 2006 года – Балтийский Русский институт, БРИ), автор множества научных книг, статей и монографий.

Вырос он в городке Рославль Смоленской области. Там же окончил школу с серебряной медалью (по складу ума он технократ и рационалист), поступал на физфак МГУ, но не прошел по конкурсу. Чтобы не терять времени, отправился в Ригу, где поступил на электроэнергетический факультет Рижского политехнического института (РПИ). Позднее перевелся на факультет механики. В 1971 году страна получила дипломированного инженера-механика.

Поиски себя между механикой и философией

Но почему же все-таки в его жизни возобладала философия, в чем инженер уступил философу?

«Технические науки, как все конкретное, отличаются конструктивностью. Все можно посчитать, в них есть критерии, и мне все это очень нравилось, – объясняет Валерий Евгеньевич. – В сфере технических наук можно стать крупным специалистом, но в очень узкой отрасли: например, выдающимся знатоком подшипников по качению или скольжению. Меня же это тяготило, я хотел большего. Толчком послужил курс философии. В советском высшем образовании (хорошем образовании!) всем читался курс по философии: механикам, электрикам, энергетикам, юристам... Это был стандартный курс, на который было выделено 64 часа. В РПИ курс читал Вилнис Рутманис – незаурядный человек, который оказал на меня огромное влияние».

Тем нем менее Валерий с удовольствием познавал механику, во время учебы занимался научной работой в лаборатории радиоизотопов доцента РПИ Владимира Гришко. Главный пассажирский самолет тогда был турбовинтовой Ил-18. Замена в нем любой детали – это время, деньги и другие издержки. И вот Гришко построил установку, основанную на оценке износа планетарных редукторов (один из видов механизмов по передаче мощности вращением) путем использования радиоактивных изотопов.

Тогда же на республиканском конкурсе студенческих научных работ исследование Никифорова по моделированию процессов с изотопами было признано лучшим. Работу передали на всесоюзный конкурс. А там уцепились за модное тогда направление «моделирование», которое стало общенаучным методом исследования, и отправили работу в секцию «философия и методология науки». Никифоров и там был среди лауреатов конкурса, наградой в котором стала философская аспирантура МГУ.

Но уехать туда сразу не удалось. Из-за того, что в РПИ затянули с подачей документов, из Москвы сообщили, что смогут принять лауреата лишь в следующем году. В политехе вину осознали и предложили Никифорову место ассистента на кафедре философии. Он согласился, чтобы не терять целый год ожидания МГУ, но отправился в Латвийский госуниверситет на кафедру философии. Там встретил Юрия Петровича Ведина, заведующего кафедрой философии и логики ЛГУ. Он посоветовал сдать вступительные экзамены. Никифоров их сдал и оказался в аспирантуре, но не МГУ, а ЛГУ. 

После аспирантуры Никифоров преподает на кафедре, читает курс по философии на факультете иностранных языков ЛГУ. В 1975 году защищает кандидатскую, становится доцентом. С 1982 года Валерий Евгеньевич руководит кафедрой. Позднее были защита докторской и профессорское звание. В 1992 году, спустя год после получения Латвией независимости, Никифоров подтвердил ученую степень и был признан хабилитированным доктором философии.

НАША СПРАВКА

Хабилитация – это существующая в некоторых европейских странах процедура получения высшей академической квалификации, следующей после учёной степени доктора философии. В постсоветских странах хабилитация существует только в Латвии, Литве, Молдавии и Эстонии.

Когда запретили преподавать на русском

Я не мог не поинтересоваться у профессора Никифорова, как применительно к его детищу – Балтийской международной академии (с 1992 по 2006 гг. она называлась Балтийским Русским институтом) – можно корректно обозначить проблему с языками преподавания в частных вузах Латвии?

С 2020 года поправки к закону об образовании Латвии обязывают и БМА, и прочие частные вузы, не говоря уже о школах, вести преподавание на госязыке. В качестве альтернативы можно выбрать любой из языков ЕС, но только не русский.

Еще 16 лет назад лекции в рижской аудитории БМА транслировали в филиалы вуза в шести городах Латвии.

Новое здание Балтийской Международной Академии на  проспекте Ломоносова в Риге.

- Комментировать это, не используя определенных выражений, сложно, – разводит руками профессор. – Мы обратились в Конституционный суд Латвии. Суд отнесся к ситуации с пониманием, но принял половинчатое решение, рекомендовав кабмину республики пересмотреть свое решение. Но для правительства эта рекомендация – что для слона дробина.

По словам профессора, в его Балтийской международной академии, как и в других частных вузах Латвии, традиционно училось большое количество студентов из Узбекистана, Казахстана, Украины, Армении, Азербайджана, Грузии, России. Учились на русском языке. Когда в Латвии ввели ограничение на использование русского языка, уточнил он, возликовали литовцы, которые моментально обклеили Узбекистан и Казахстан объявлениями о том, что в их вузах есть программы на русском языке. В результате за год Литва переориентировала на себя весь поток абитуриентов, которые прежде приезжали получать образование на русском языке в Латвии.

 - А ведь экономических успехов любая страна может достичь благодаря наличию или сырьевых ресурсов, или – энергетических, или – интеллектуальных, – говорит мой собеседник. – Если у страны дефицит сырьевых и энергетических ресурсов, то успешной экономику можно сделать лишь благодаря мозгам. Увы, в мозги – в образование – в Латвии вкладывают по остаточному принципу. В фаворе лишь все, что связано с вооруженными силами.

Камо грядеши, Европа? Латвийские «земессарги» (ополченцы) во время военного парада в Риге в честь 100-летия образования Латвии.

В связи с этими военными игрищами Валерий Евгеньевич буквально на пальцах объяснил, чем отличаются самотормозящие прогнозы от самореализующихся, использовав, как в своей докторской, модель логико-методологического анализа проблемных ситуаций.

- Когда в 1960-е годы вдруг выяснилось, что очень разные болезни разных органов имеют один механизм происхождения, то есть неконтролируемое стремительное деление клеток, что назвали раком, шок был такой, какого не случилось даже тогда, когда появился СПИД, - поясняет профессор. – Настроения сравнимы разве что с нынешними, в эпоху ковида. И тогда общество нуждалось в прогнозе: а когда наши славные медицинские светила справятся с этой напастью? И вот появились прогнозы, что лет через десять проблема может быть решена. Прошло десять лет, ее не решили. Стали разбираться, почему. Выяснилось, что лучшие выпускники лучших медицинских вузов мира, ознакомившись с этим прогнозом, рассуждали примерно так: ну вот, я получу диплом, начну практику, и, если займусь темой злокачественных опухолей, то лет через десять, в лучшем случае, подойду к решению этой проблемы. Но весьма высок шанс, что у меня перед носом ее кто-то решит - и все года исследований насмарку, не считая уже неполученной Нобелевской премии…

Поэтому молодые специалисты, по словам Никифорова, предпочитали заниматься чем-нибудь другим. И несбыточность прогноза некоторые стали объяснять тем, что сам факт прогноза стал тормозящим фактором.

А вот самореализующийся прогноз можно рассмотреть на примере ситуации, когда разные страны с частотой в несколько лет назначают себе наиболее вероятных противников и, образно говоря, начинают со своей стороны копать больше окопов и глубже. Рано или поздно это замечает разведка противника, и напротив вражеских окопов начинают рыть свои – больше и глубже.

- Так что все эти штабные игры, военные учения и прогнозы – это не то, что должно радовать, - уверен профессор. – Известная фраза «хочешь мира – готовься к войне», как раз и характеризует происходящее сейчас на границах с Россией с небольшим дополнением: хочешь мира – готовься к войне, и получишь войну. Люди прогнозируя, программируют…

«Хочешь быть счастливым, будь им»

Валерий Никифоров придерживается следующего принципа в жизни: «Пока ходишь, надо ездить». Поэтому много путешествует. С поправкой лишь на нынешнюю пандемию.

Сын профессора Никита, хотя и не стал философом, но в 2009 году, после 2 лет обучения в докторантуре МГИМО, защитил диссертацию, получив степень доктора политологии. С 2007 года, окончив юридический факультет БМА, там же преподает, читает на русском и английском языках курсы по введению в право и философия права.

От партии «Согласие», которую некогда называли прорусской, Никита избирался депутатом сейма Латвии трех созывов, а с июня 2017 года работает вице-мэром Юрмалы. В Даугавпилсском университете (Даугавпилс – второй крупный город Латвии после Риги) избран ассоциированным профессором.

- К сожалению, из-за своей занятости Никита лекции в Балтийской академии почти уже не читает, хотя я его очень прошу об этом, - замечает Валерий Никифоров. – У нас все больше предметов на английском - увеличилось число студентов, приехавших по программе «Эразмус» (некоммерческая программа ЕС по обмену студентами и преподавателями между университетами стран членов Евросоюза и некоторых других стран. – Прим. К.М.). Но не все преподаватели владеют им свободно. Я, например, не могу читать лекции на английском, а он может (Никита 10-й класс окончил в школе в Сиэтле, в США, а затем вернулся в Латвию, закончив среднее образование в 2001 году уже в Риге. – Прим. К.М.)…

Никита еще и успел подарить своему отцу двух внуков. Наверное, каждый отец гордился бы таким сыном и был бы счастлив.

- Счастье - это субъективное внутренне ощущение, стремление быть счастливым, как по формуле Козьмы Пруткова: «Хочешь быть счастливым, будь им!» - отмечает профессор. – Вот когда у тебя появятся внуки, ты поймешь, что к внукам мы действительно относимся существенно мягче, чем к детям. У меня внучка-восьмиклассница и внук-пятиклассник. Они меня очень радуют. Внучка предпочитает сама во всем разбираться, а внук задает мне вопросы, например, о том, что такое «черные дыры». У него уже и во дворе кликуха – Профессор…

Фото автора.