«И всё снились мне венгерки с бородами и с ружьем…»

Эти слова из песни Владимира Высоцкого, на взгляд нашего обозревателя, лучше всего характеризуют итоги «Евровидения 2021», если объективно оценить их с утра по завершении конкурса.

«Евровидение» всегда было чем-то более значительным, чем просто музыкальным конкурсом песен и плясок европейских (и не только) народов. Завершившийся на днях 65-й (юбилейный!) конкурс «Евровидение», который прошёл в нидерландском Роттердаме, уже успели по косточкам разобрать и оценить тысячи журналистов и музыкальных критиков из десятков стран.


Попробую и я, мужчина в возрасте «за сорок», человек, далёкий от музыки, смотревший «Евровидение», как и миллионы других европейцев, не в шикарном зале конференц-центра Ahoy Arena, а дома по телевизору, сидя с пивом на диване, внести свои пять евроцентов в копилку уже прозвучавших мнений. А поговорить я хочу о том, как под видом состязания певцов из разных стран в общество протаскиваются новые эстетические, социальные и политические тренды.


Прежде всего отмечу, что я весьма далёк от мысли охаивать «Евровидение 2021» на том основании, что мои музыкальные вкусы мало совпадают с пристрастиями его организаторов. Во избежание обид со стороны поклонников таланта тех или иных артистов сразу оговорюсь, что взгля