Закон что дышло, куда повернешь, туда и вышло

Эта старая поговорка лучше всего характеризует отношение законодателей Евросоюза и властей балтийских стран к вопросам защиты прав русскоязычных меньшинств в Прибалтике.

Недавняя резолюция Комитета министров Совета Европы, критически оценившая выполнение (точнее, невыполнение) Латвией Рамочной конвенции по защите национальных меньшинств, дала повод поговорить о том, насколько вообще национальные законодательства балтийских стран в сфере защиты прав нацменьшинств соответствуют так называемым европейским нормам.


Из Союза Советского — в Союз Европейский


После выхода Эстонии, Латвии и Литвы из Советского Союза в этих странах ещё довольно долго действовало прежнее советское законодательство с некоторыми принципиальными поправками, учитывающими отмену ведущей роли коммунистической партии и смену политэкономической формации. Выпадение из аббревиатур названий прибалтийских республик (ЭССР/ЛССР/ЛССР) двух литер «С» автоматически ознаменовало исчезновение из их кодексов и законов всего «советского» и «социалистического».


И хотя власти прибалтийских государств формально провозгласили возврат к своему досоветскому наследию, все мало-мальски здравомыслящие люди, находившиеся в то время на государственных постах, прекрасно понимали, что просто ввести в автоматическое действие законы, существовавшие до 1940 года, никак не возможно.

И всё же еще до вступления Эстонии, Латвии и Литвы в Европейский Союз власти этих стран провели гигантскую работу по десоветизации своего законодательства. За образец, подобно русскому царю Петру Великому, брали всё на тот момент лучшее и прекрасно себя зарекомендовавшее в разных там Германиях, Франциях и прочих «европах».


Впрочем, как и у Петра в своё время, у прибалтов тоже удалось не всё задуманное и не всё так, как задумывалось, — бороды сбрили, парики напялили, панталоны вместо штанов натянули, а «настоящими европейцами» так и не стали. Получилось по известной в народе поговорке: хотели, как лучше, а получилось, как всегда.


Коллективное вхождение балтийских республик в 2004 году в Евросоюз принесло новые головные боли местным юристам: теперь все законы надо было срочно пересмотреть на предмет их соответствия многочисленным резолюциям, рекомендациям и постановлениям бюрократов Европейской Комиссии, обожающих подводить под единый евростандарт всё на свете вплоть до длины огурцов.


Пребывавших первое время в самотканых блаженных иллюзиях по поводу своей «свободы и независимости» прибалтов словно ушатом холодной воды окатило после первых штрафов, выписанных Брюсселем за несоблюдение его требований.


Помню, как власти моей родной Эстонии долго и безуспешно пытались оспорить у нового «евробарина» многомиллионный штраф за какие-то сахарные излишки: дескать, это традиция национальная у нашего несознательного варварского народа такая — в домашних условиях варенье варить, вот, мол, и запаслись на зиму. «Сказано вам, дуракам, — не положено, значит, не положено, и нечего нам здесь антимонии про варенье разводить, на джем давно перейти пора было, как все нормальные европейцы!» — отрезали еврокомиссары.


Многие из тех, кто в Прибалтике в своё время кричал, что готов быть «голодным, но свободным», тогда крепко призадумались: а так ли уж сильно отличается Европейский Союз от Советского? Но их мнение по данному вопросу уже никого не интересовало: раньше, как говорится, думать надо было, куда вступаешь.


Меньшинства меньшинствам рознь


Особенно сильно евробюрократы переживали за права различного рода меньшинств. В основном, правда, сексуальных — не притесняют ли их власти балтийских республик ЕС?


Прибалты, в свою очередь, посланный тренд поняли верно: местные сообщества ЛГБТ были зачислены на казённый кошт, а из карманов налогоплательщиков были выделены немалые средства на поддержку соответствующих парадов, выставок и фестивалей розово-голубой тематики.


С меньшинствами национальными ситуация обстояла несколько сложнее. В Эстонии, к примеру, национальные культурные автономии, позволяющие поддерживать и развивать свою национальную культуру за счет государства, получили практически все нацменьшинства страны, кроме русских: немцы, шведы, евреи.


Местных русских эстонские власти долгое время успешно умудрялись выдавать Брюсселю за «мигрантов»: дескать, понаехали к нам тут с разных «третьих стран» востока — сплошная морока, а выгоды никакой — госязыка не знают, интегрироваться не хотят!

Высоко и далеко сидящие европейские дяди, не понаслышке озабоченные проблемами с собственными мигрантами, понимающе кивали и послушно давали на интеграцию немалые средства, которые тут же бесследно «осваивались», словно выливаемая в песок вода.


Смутные подозрения у европейских чиновников возникли лишь на пятнадцатый год бесперебойной работы этой схемы, ставшей своеобразным прибалтийским «ноу хау» по высасыванию денег из ЕС, — какие же это, мол, «мигранты», если они у вас чуть ли не с рождения живут и язык в школе учат, а вы им всё гражданство дать не можете.


«Да мы бы рады им его дать, Ваше европейское превосходительство, но они, изволите ли понимать, сами его из вредности брать не желают! Хотим, говорят, негражданами помереть — такой уж варварский народ попался, прямо мочи с ними никакой нет!» — не моргнув голубым глазом, отвечали Брюсселю местные чиновники в лучших традициях явно не знакомого им русского писателя Салтыкова-Щедрина.


Хорош любой закон, если судья знаком


Справедливости ради надо заметить, что Брюссель и сам был не склонен «лишний» раз обращать внимание на притеснение русскоязычных в странах Балтии. Упоминавшаяся нами в начале статьи резолюция Комитета министров Совета Европы по поводу выполнения Латвией Рамочной конвенции по защите национальных меньшинств, является скорее исключением из общего правила.


В ней, к примеру, довольно мягко говорится о том, что школы национальных меньшинств в Латвии столкнулись с «повышенным давлением», направленным на увеличение использования латышского языка в обучении. Кроме того, Комитет министров Совета Европы полагает, что в Латвии действуют «слишком строгие требования» к знанию латышского языка, что отрицательно сказывается на возможностях «не носителей» его получить доступ к должностям на государственной службе.


Несмотря на тонны жалоб и сигналов, поступившие от русских правозащитников в Брюссель за 17 лет пребывания Прибалтики в составе Евросоюза, подобные документы можно буквально по пальцам пересчитать. Всё содержимое таких «вызывающих беспокойство» резолюций сводится к ненавязчивым рекомендациям европейских чиновников своим эстонским, латвийским и литовским коллегам «обратить внимание» на осуществляемую на законодательном уровне дискриминацию русских.


Никаких штрафов или, упаси Боже, санкций за невыполнение этих рекомендаций республикам Балтии от Брюсселя не следует, что им прекрасно известно — это же не излишки сахара и не трусы Навального, чтобы ради них беспокойство испытывать!


Создается устойчивое впечатление, что прибалтийским властям от Брюсселя на все действия против русскоязычных меньшинств их стран заранее дан некий карт-бланш вседозволенности в обмен на безоговорочную поддержку антироссийской политики Евросоюза, зачастую прямо противоречащей их экономическим интересам.

Весьма характерно и то, что и глазом не ведущие на подобные резолюции чиновники стран Балтии буквально вперёд паровоза несутся в выполнении других европостановлений, зачастую довольно своеобразно их толкуя в собственном понимании. Это, к примеру, выразилось в расширении санкций, принятых ЕС против персонально гендиректора МИА «Россия Сегодня» Дмитрия Киселёва, на работающих в Эстонии и Латвии журналистов агентства (граждан Евросоюза, кстати).


В ответ на обвинения в уголовном преследовании журналистов, запрете на профессию и подавлении свободы слова представители прибалтийских республик лишь разводили руками: мы, мол, люди маленькие, сами ничего не решаем, — просто следуем букве и духу санкций, принятых в Брюсселе.

Просмотров: 274Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все