Воевали — веселились, подсчитали — прослезились!

Тридцать лет неустанной борьбы с русским языком в Прибалтике так и не принесли радостей националистам. Оказалось, что в Эстонии его считает родным даже большее количество людей, чем число официально проживающих здесь русских.


Свежие данные, опубликованные Департаментом статистики Эстонии, встревожили местных националистов, объявивших об угрозе новой «русификации» республики. Поводом подсчитать количество и процент русскоязычных жителей Эстонии для чиновников стал так называемый День родного языка. Это такой праздник — не праздник, а «знаменательная», согласно строго юридической формулировке закона, «дата», когда от работы народ не освобождают, но государственные флаги повсюду вывешивают.


Примечательно и само оригинальное название знаменательной даты - «Emakeelepäev». С эстонского языка оно дословно переводится, как «День языка матери». Спору нет, звучит весьма даже поэтично, однако поневоле заставляет задуматься о том, день какого конкретно языка отмечается — ведь матери могут быть любой национальности.


Сами власти Эстонии по данному поводу лишний раз не «заморачиваются», априори считая его Днем именно эстонского языка — какого же ещё? Ведь и сама дата — 14 марта — выбрана не случайно: именно в этот день в 1801 году в Риге родился один из основоположников эстонского литературного языка писатель Кристьян Яак Петерсон.


История вопроса и статистика


И тут впору вспомнить, что вплоть до середины XIX века никакого единого эстонского языка де-факто не существовало. Более того, не существовало и самого понятия «эстонцы», поскольку коренные обитатели нынешней Эстонии именовать сами себя каким-то специально придуманным для этого названием не видели смысла — достаточно было понимать отличия между окружавшими их более беспокойными соседями: «венедами»-славянами и «саксами»-германцами.


После того, как в XIII веке датские и германские рыцари окончательно завоевали Восточную Прибалтику, предки эстонцев стали называть себя «сельским народом», отличая тем самым себя от немцев, которые проживали в городах, построенных ими на захваченных землях. Спустя несколько веков утонченные потомки некогда воинственных завоевателей заинтересовались культурой, языком и обычаями порабощенного их праотцами народа и принялись их изучать.


Тогда-то от слова Estland (Эстляндия), родившегося от англо-саксонского «ost-east», то есть восток, и появилось понятие «эстонцы», обозначающее коренных обитателей этих самых «восточных земель». Первые значительные попытки писать что-либо на эстонском языке буквами немецкого алфавита предприняли проповедники протестантской секты гернгутеров в попытке донести своё учение до эстонцев. Их благородную миссию продолжили энтузиасты из числа остзейских (балтийских) немцев, переносившие на бумагу в «оригинале» сказания и легенды эстонских крестьян.


Примечательно, что в это время сами эстонцы, проживавшие в разных частях своей земли, разделенной между Эстляндской и Лифляндской губерниями Российской империи, разговаривали на весьма отличающихся друг от друга диалектах. К примеру, уроженцу острова Сааремаа было весьма затруднительно понять своего земляка из Причудья.


Проблема решилась лишь с появлением первых эстонских писателей (Кристьяна Яака Петерсона, Фридриха Роберта Фельмана, Фридриха Рейнгольда Крейцвальда) и победой так называемого североэстонского наречия, на котором они писали, хотя некоторые различия диалектов сохранились в Эстонии вплоть до настоящего времени. Вернёмся, однако, к сегодняшним реалиям.


Согласно данным Департамента статистики, в наши дни родным для себя эстонский язык посчитали 894 336 жителей Эстонии, то есть 68% её населения. А вот гонимый и вытесняемый отовсюду русский является родным для 382 155 эстоноземельцев, а это, как ни крути, 29,06% всего населения республики.

Такие цифры не на шутку встревожили озабоченных национальным вопросом политиков. «Пока мы все тут считали, что русских у нас всего триста тысяч, внезапно выяснилось, что их тут гораздо больше», — написал обеспокоенный данными статистики портал Uued Uudised, являющийся рупором Эстонской консервативной народной партии (EKRE).


«А если учесть, что в Эстонии следующим за русским языком по степени популярности стал украинский, то численность русскоговорящей общины можно считать ещё большей за счёт прибывших с Украины трудовых мигрантов», — заметило издание местных националистов.


Как украинцы в Эстонии обрусели


С украинскими работниками в Эстонии дела действительно обстоят непросто. В своё время эстонские власти активно поддержали госпереворот в Киеве под предлогом того, что теперь украинцы, мол, смогут свободно и счастливо войти в давно поджидающую их семью европейских народов.


На практике, однако, оказалось, что саму Украину в Европейский Союз никто принимать не собирается, а ждут в ЕС лишь работников оттуда, да и то в качестве самой дешевой рабочей силы. Именно украинскими трудовыми мигрантами в Эстонии, Латвии и Литве удалось восполнить нехватку собственных строителей, сварщиков и других специалистов, уехавших с родины на заработки в более благополучные страны.

На первых порах в Эстонии на массово прибывающих украинцев нарадоваться не могли: трудолюбивые, работают за копейки, жить готовы в вагончиках, да и против Москвы, в отличие от местных русских, настроены. Одна беда — языка эстонского не знают, ну, да дело поправимое, выучат!


Однако вскоре выяснилось, что зубрить эстонский украинцы в свободное от 12-часового рабочего дня время категорически не собираются, предпочитая общаться с эстонцами на русском и искренне удивляясь, что за полвека советской власти здесь еще остались люди, которые не успели его выучить.


С антироссийским настроем тоже всё пошло не по плану. Оставшись без одуряющего воздействия бандеровской пропаганды, мозги прибывших в Эстонию украинцев быстро очистились от засорявшего их антироссийского настроя, чему немало поспособствовало и общение с местными русскими, с которыми они быстро нашли общий язык.


В общем, не оправдали украинские мигранты «высокого доверия» и надежд, возложенных на них доморощенными русофобами.


Борьба с языком Пушкина продолжается


Увы, если судить по официальным сайтам государственных структур Эстонии, то может сложиться впечатление, что вторым по численности народом в республике являются отнюдь не русские, а англичане, поскольку именно на английский, а не на русский язык в обязательном порядке переводится публикуемая там информация.


Абсолютно такую же картину можно наблюдать и в других республиках Прибалтики — Латвии и Литве. Справедливости ради надо отметить, что русский перевод имеют правительственные сайты балтийских стран, страницы министерств иностранных дел и некоторых других ведомств, однако новости на русском языке выходят на них с таким опозданием относительно «оригинала», что, право слово, более правильно будет назвать их «старостями».


Борьба с пандемией коронавируса только подчеркнула такое языковое неравенство в отношении жителей своих же стран. В Эстонии, к примеру, публично объявили в СМИ, что среднестатистическим ковидным больным является русскоязычная женщина средних лет, которая лежит дома на диване, не знает, где заразилась и кого заразила. Словом, едва ли ни ходячее бактериологическое оружие.


Такие заявления в местных СМИ, которые спешно переводят на русский язык и которым никто не может официально возразить, ничуть не удивляют. Да и как иначе, если учесть сколько усилий потратили власти прибалтийских республик на борьбу с независимыми от них русскоязычными информационными каналами, пользующимися популярностью у местного русского населения. А трансляция российского телевидения на территории Латвии и Литвы, к примеру, практически полностью прекращена. Сетка Первого Балтийского канала (ПБК) всякого рода запретами выхолощена до девственной простоты.


Таким образом, получается, что предоставление русским актуальной информации, необходимой для борьбы с коронавирусом, из авторитетных для них источников власти Прибалтики сознательно блокируют. Видимо, считают, что борьба с языком Пушкина намного важнее, чем какие-то там жертвы на фронтах сражений с коронавирусом.

Просмотров: 185Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все