Чему мы можем порадоваться в праздник?

Близость наступления Рождества при отсутствии классической зимней погоды и бушующая эпидемия коронавируса наложили свой отпечаток на характер общественно-политической жизни в Балтийских странах.

В редакции меня попросили написать по возможности «добрую» рождественскую статью о нашей прибалтийской жизни. Я взялся за перо – и вскоре понял, что предрождественскую жизнь в трех балтийских государствах просто невозможно описать в кратком газетном обозрении. А потому на этот раз решил ограничиться Эстонией, где живу. Да простят меня за это читатели «Комсомолки» в Латвии, Литве и Финляндии. Итак…


Доброты слегка прибавилось


Словно назло обострившейся в последнее время ситуации с распространением коронавируса, на главной площади Таллина у Ратуши поставили рождественскую ель, вокруг которой раскинулась традиционная рождественская, само собой, ярмарка с румяными матрёшками, рогатыми викингами, весёлыми гномиками и прочими национальными эстонскими сувенирами, которые, как шутят всезнающие острословы, делаются в Литве из белорусских материалов, здесь их продают местные русские, а покупают ухитрившиеся просочиться с туристическими целями через все препоны россияне.


Дежурные заявления местных государственных деятелей в адрес России стали чуть менее агрессивными, а прогнозы банкиров на «постковидную» экономическую ситуацию – более оптимистичными. К примеру, глава парламентской фракции консервативной националистической эстонской партии EKRE Сийм Похлак с высокой трибуны Рийгикогу обратился не с угрозами в адрес Москвы, а с предложением руки и сердца к своей избраннице. Сделал он это, правда, лишь после вопроса представителя конкурирующей партии о том, почему человек, столь рьяно ратующий за традиционные браки, сам не женится на женщине, с которой за семь прожитых вместе лет нажил трёх детей. Ну, да это уже детали и никому не нужные подробности. В конце концов, как говорится: лучше поздно, чем никогда.


Даже преступления в этот период, судя по заголовкам криминальных новостей, стали в Эстонии какими-то «праздничными», что ли («Вор украл в магазине гирлянду») – словно символически провозглашённый в эстонских лесах президентом республики Керсти Кальюлайд Рождественский мир коснулся не только диких зверей, но и всех эстонских жителей.


Стоит при этом напомнить, что Рождество – все же праздник христианский. И тут не могу не упомянуть один интересный факт: согласно данным последней переписи населения Эстонии, проведённой в 2011 году, православие в Эстонии исповедуют 16% населения, а вот лютеранство – всего 10%. Таким образом, если базироваться на одних лишь сухих цифрах статистики, Эстонию можно с полным на то правом смело назвать «православной» страной.


Однако, несмотря на очевидные, казалось бы, факты, власти упорно «позиционируют» её в качестве «лютеранской». И хотя формально Эстония считается светским государством, бал здесь, как ни крути, правит именно Эстонская Евангелическо-лютеранская Церковь.


На государственном уровне празднуется отчего-то лишь лютеранское Рождество. С него же начинаются и двухнедельные школьные каникулы, заканчивающиеся аккурат в канун православного празднования рождения Христа.


Все попытки установить справедливость и на парламентском уровне «узаконить» наконец-то и «православное» Рождество до сих не возымели успеха – и вряд ли, будем откровенны, возымеют его в ближайшем обозримом будущем.


Чаще стали вспоминать советское прошлое


И тем не менее приятные подвижки есть. В начале декабря по инициативе руководства таллинского района Ласнамяэ на стене обыкновенной панельной пятиэтажки, в одной из квартир которой многие годы прожил глава Эстонской Православной Церкви Московского патриархата митрополит Корнилий (в миру Вячеслав Васильевич Якобс), была установлена мемориальная табличка. А еще в том же районе, населенном преимущественно русскоязычными людьми, установили бюст уроженцу Таллина патриарху Алексию Второму – на территории храма, воздвигнутого при его участии в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница».


В декабре усилиями районных властей в Ласнамяэ была установлена ещё одна мемориальная табличка – в память известного эстонского композитора Густава Эрнесакса. Героя Социалистического труда, Народного артиста СССР, дважды лауреата Сталинской премии и автора музыки государственного гимна Эстонской ССР «Дети Калева», между прочим. Очень красивая, кстати, музыка – звучная, торжественная и одновременно душевная. И оригинальная, что весьма немаловажно в наше время тотальной борьбы за авторские права.


А вот музыку нынешнего гимна Эстонской Республики, позаимствованную у государственного гимна Финляндии, оригинальной назвать трудно. Написал её в 1848 году финский композитор немецкого происхождения Фредерик Пациус, вряд ли при этом помышлявший о будущей независимости Эстляндской губернии.

Лично меня удивляет и по-своему радует одна интересная тенденция в эстонской жизни. По истечении трёх десятков лет после восстановления независимости в Эстонии стала потихоньку пробуждаться ностальгия по блаженным для многих временам Эстонской ССР. Причем среди самих эстонцев.


В витринах многочисленных «антикварных» лавочек, обильно разбросанных по Старому Таллину, стали появляться красно-серпасто-молоткастые флажки ЭССР с характерной прибалтийской волной. А особой популярностью у их посетителей (местных, не туристов!) пользуются артефакты времён Московской олимпиады. К примеру, символ Таллинской регаты – тюленёнка Вигри, массово выпущенного из резиновой пены фабрикой «Полимер» в 80-е годы прошлого века, теперь днём с огнём не найдёшь, все раскуплены.


С недавнего времени местные предприятия пищепрома стали выпускать продукцию в ретро-упаковках советских времён: напитки, мороженое, продукты. И тут приходится вспомнить, что Эстонская ССР была своеобразным заповедником, созданным советским руководством для процветания и размножения маленького эстонского народа. Который, надо сказать, этими тепличными условиями довольно активно и успешно пользовался.


Произведения эстонских кинематографистов, мультипликаторов, художников, музыкантов и писателей того времени прекрасно знали как минимум на одной шестой суши планеты, а то и за её пределами. И это, прошу заметить, при отсутствии как такового в природе нынешнего всепроникающего Интернета.


Есть в Эстонии такая радиостанция – «Нымме Раадио». Самая националистическая из всех прочих. Так вот, даже на её волнах нет-нет, да прозвучит тяжкий вздох по «старым добрым временам». Дескать, в 1991 году мы получили в своё распоряжение страну с собственным промышленным потенциалом, без единой копейки государственного долга, и где всё это сейчас? Что мы за 30 лет построили сами, чем можем гордиться? Э-э-эх...


В общем, такая вот у меня «рождественская» статья получилась. Добрая, наверное, но не весёлая. А лютеранское Рождество, кстати, я тоже праздную, даже будучи православным. Так что с праздником вас, дорогие читатели! Пусть Дед Мороз, Санта-Клаус или эстонский Йыулувана принесут нам всем в качестве большого и желанного подарка надежду, что в следующем году мы сумеем одержать победу в войне с коронавирусом и заживем той прекрасной жизнью, о которой сейчас с ностальгической тоской вспоминаем.


Кстати

Кому принадлежат в Эстонии православные храмы?


Накануне Рождества нелишне будет вспомнить, что в маленькой Эстонии сегодня сосуществуют две православных церкви – Московского и Константинопольского патриархатов. Усилиями последнего и при негласной поддержке эстонских властей многие местные православные приходы были «отжаты» у Москвы путём создания параллельной религиозной организации.


По существующему в Эстонии закону о реституции вся собственность, конфискованная после 1940 года Советской властью у собственников, подлежала возврату им или их наследникам. Этим и воспользовался Константинополь, чью новосозданную Эстонскую Апостольскую Православную Церковь эстонские власти сразу же признали правопреемницей довоенной ЭАПЦ со всеми вытекающими из этого юридического факта последствиями. А дабы не обострять ситуацию, сдали православным в аренду их же храмы на сто лет за символическую цену в одну эстонскую крону, что составляет 1/15 от нынешнего евро. Таким образом, «за Москвой» осталось большинство прихожан, а «за Константинополем» – большинство приходов.

Рисунок Виталия Подвицкого

Просмотров: 0Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все