«Бронзовые» дни и ночи апреля 2007 года

Пост обновлен апр. 27

Этот репортаж был написан и эти снимки сделаны 14 лет тому назад в самый разгар трагических событий в Таллине, связанных с демонтажем Бронзового солдата в центре эстонской столицы.


О том, что происходило в те дни в Таллине рассказывалось многократно, событиям давались и взвешенные, и вздорные оценки. Мне не хотелось бы в этом плане повторяться. Но недавно я нашел в своем архиве репортаж и фотографии, которые были сделаны в те дни. Думаю, в силу своей документальности они могут представлять интерес и сегодня.


Люди содрогнулись от увиденного


В тот день, 26 апреля, в местных таллинских новостях прозвучала информация, что у Национальной библиотеки, напротив сквера с памятником Бронзовому солдату, собирается много народа. День был горячий и по своему тревожный.


Утром правительство в очередной раз обмануло жителей Эстонии, которым раньше было твердо обещано, что до 9 мая памятник на Тынисмяги никто трогать не станет. Однако вместо этого на рассвете 26 апреля сотни полицейских оцепили площадь. Подъехали строители, которые возвели забор. Вскоре монумент был поглощен огромной палаткой, где, якобы, по цивилизованным европейским нормам будет проистекать идентификация останков.



Словом, власть наглядно показала людям, что не намерена с ними считаться. В результате тихий и добропорядочный Таллин враз забурлил. Тут и там собирались группы людей, на дискуссионных сайтах шли горячие дебаты о сложившейся ситуации. К вечеру народ стал стягиваться к Национальной библиотеке, чтобы выразить свой протест. Мы в редакции решили быть в гуще событий, чтобы собственными глазами увидеть – что творится у оказавшегося за заборной решеткой Бронзового солдата.

И я поехал к месту стихийного протеста. Народу у библиотеки действительно было много, никак не менее тысячи человек. Причем людскую массу составляли отнюдь не только русские, но и эстонцы, англичане, финны.

Лица собравшихся были преимущественно интеллигентные, на бузотеров и скандалистов никак не похожие. Только на «передовой» линии перед скоплением полиции кипели страсти. Звучали громкие возгласы, которые подхватывали сотни голосов: «Позор, позор!».

Атмосфера в течение дня накалялась. В небе кружил вертолет, прибыло полицейское подкрепление, по экипировке похожее на неких терминаторов, вооруженное уже не резиновыми дубинками, а металлическими прутьями.

К вечеру людская масса протестующих буквально бурлила. На боевую позицию перед скоплением народа выдвинулась водометная машина. Наконец, после нескольких приказов разойтись, полиция пошла в атаку на безоружных людей.

Вскоре началась подлинная вакханалия. Подобные сцены бывает страшно смотреть даже по телевизору. В натуре все выглядело гораздо более кошмарно. Перепуганные лица людей. Дым, крики, громкие взрывы, сопровождающиеся всплесками огня. Толпу жестоко оттесняли с пятачка перед спрятанным за металлическим забором Бронзовым солдатом.

Группа эстонских и зарубежных журналистов, в которой я также находился, представляя «Комсомольскую правду», попыталась выбраться за полицейское оцепление, наивно предполагая, что это позволяет сделать их профессиональный статус.

Но «терминаторы» буквально вытолкали представителей прессы на улицу, где в сторону полиции уже летел град камней. Журналисты оказалась своеобразным живым щитом между возбужденными подростками и облаченными в бронежилеты и непробиваемые маски полицейскими. Одному из авторов этой статьи каким-то чудом удалось избежать ран и увечий.

На улице же началось невероятное. Разъяренные подростки, в ряды которых затесались представители городского «дна» стали бить и крушить все на своем пути – витрины магазинов, стеклянные стенки автобусных остановок, они переворачивали автомобили, поджигали мусор.

Но утихомирить их было просто некому. Вся полиция стояла в каре на холме Тынисмяги перед Бронзовым солдатом. Город погружался в мутную атмосферу анархии.


Анархия – мать порядка


На следующий день, ближе к вечеру, начался второй акт драмы. В центре города собрались две толпы: на бульваре Каарли эстонские школьники с государственными флагами, а на площади Свободы – русские подростки, требовавшие отставки премьер-министра Ансипа.

Через некоторое время полицейские попросили эстонских школьников, протестовавших непонятно за что, уйти, что те дисциплинированно и сделали. Русских никто и не просил разойтись по-хорошему, вероятно, полагая, что бесполезно.


Полицейские шеренги начали потихоньку вытеснять не очень агрессивную толпу с площади. Это действо напоминало какой-то театр абсурда. Иногда казалось, что полицейские, особенно «терминаторы», просто красуются перед объективами фото- и видеоаппартатуры.

Вначале их действия поддавались какому-то логическому осмыслению. Приближаясь к толпе, двое или трое «терминаторов» внезапно кидались вперед, выхватывая, по их мнению, наиболее агрессивных.

Игра в догонялки продолжалась довольно долго. Полицейские разгоняли толпу в одном месте, которая через некоторое время собиралась в другом, неподалеку. И эта бессмысленная беготня всем изрядно надоела. А полицейские «терминаторы» к тому же порядком устали. Неизвестно, сколько на них навешано всякого спецоборудования, но чувствовалось, что очень много килограммов. «Терминаторы» уехали, может быть, поужинать, а заодно и передохнуть.


Вечерело. Возбужденной молодежи заметно прибавилось. Полицейские обозначали присутствие, зачем-то перегородив несколько улиц. Вскоре они вообще куда-то исчезли, может быть их отпустили перекусить. Осталось лишь несколько человек, которые никого не трогали и мирно «охраняли» памятник классику эстонской литературы Таамсааре, уже к тому времени заляпанному белой краской. Примерно на полчаса центр Таллина был предоставлен в полное распоряжение подростков.


А атмосфера тем временем еще более накалилась. По толпе поползли слухи о воинских подразделениях на бронетранспортерах, якобы приближавшихся к городу. Поэтому возвращение «терминаторов» многие восприняли с невольным облегчением. Возобновилась «игра в догонялки».

Теперь полицейские хватали всех подряд. Точнее тех, кого могли догнать или же тех, кто и так никуда не собирался убегать. Например, репортера одного из эстонских телеканалов. Представители прессы бегали от полицейских вместе с толпой, поскольку в сумерках уже не оставалось никакой надежды на защиту журналистского удостоверения.


Действия полицейских становились все более ожесточенными. Все чаще они проявляли совершенно необоснованную и бессмысленную жестокость. «Терминатор» мог подойти к спокойно стоящему человеку, схватить его за шиворот и со всей силы хрястнуть о землю или об асфальт. Удивительно, как они никого не покалечили.

Становилось ясно, что без погромов не обойдется и в эту ночь. Это предчувствие еще более усилилось, когда на глаза все чаще стали попадаться группы крепко сколоченных молодчиков, которых обычно именуют «крутыми». Они держались вдалеке от полицейских кордонов и весьма настороженно воспринимали любого человека с фотоаппаратом или видеокамерой в руках.


Ближе к полуночи наиболее возбужденные группы «протестантов» попытались организовать некое подобие наступления в сторону Тынисмяги, где еще накануне стоял Бронзовый солдат. Все силы полиции и «терминаторов» были стянуты на бульвар Каарли и площадь Свободы, где и развернулись основные столкновения между «протестантами» и полицейскими. А здание парламента на Вышгороде, которое является символом власти, на всякий случай обнесли колючкой.

Утром поступили сообщения о разграблении нескольких магазинов, расположенных в отдалении от мест «боев» - алкогольных, торгующих брендовыми товарами и даже книжных.

Куда делся памятник Бронзовому солдату после сноса монумента в центре Таллина никто в то время не знал, ходили различные слухи, которые. еще больше будоражили людей. А через несколько дней его все же установили на таллинском Воинском кладбище. И такого изобилия цветов, которые принесли к памятнику люди, на этом кладбище, вероятно никогда не было.

Эстонские СМИ характеризовали случившееся как «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Позже, впрочем, окажется, что среди мародеров и погромщиков было предостаточно эстонцев.


Только цифры:


Согласно данным опроса, проведенного в апреле 2007 года фирмой Turu-uuringute AS, демонтаж Бронзового солдата поддерживало 37% населения Эстонии, против было 49% и 14% не имели твердого мнения по данному вопросу. Среди эстонцев перенос памятника поддерживало 49%, против было 32%. Среди русскоязычного населения 86% высказывалось за сохранение Бронзового солдата на его прежнем месте.

Фото Игоря Тетерина








Просмотров: 198Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все