Что стало бы с прибалтами без русских и России

Власти балтийских государств ни дня не могут прожить, чтобы не помянуть недобрым словом Россию и своих же местных русских. Почему?



Словно у одержимого глубокой психической травмой больного, не получается у наших политиков «проклятые годы советской оккупации» забыть, чтобы радостно наслаждаться свободой в дружной и братской семье европейских народов.


Казалось бы, три десятка лет прошло с момента распада «Союза нерушимого республик свободных, который сплотила навеки Великая Русь» (строка из Государственного гимна СССР — Прим. ред.), а им всё неймётся. Особенно ярко этот синдром проявился в речи президента Эстонии Керсти Кальюлайд, посвященной недавно скромно отпразднованному в республике Дню независимости.


Как Москва эстонскую культуру взрастила


«Все мы, пережившие оккупацию, всю свою жизнь живём с этим страхом за сохранение нашего народа. Сегодня нашей культуре, языку и обычаям не угрожает какая-то большая внешняя сила. От Москвы нас защищают Силы обороны Эстонии и НАТО», — заявила она.


Утверждение, мягко говоря, спорное. За полвека существования в Эстонии Советской власти Москва не только никак не ущемила эстонскую национальную культуру, но и сделала всё возможное для ее процветания. Еще со времен Ленина, опасавшегося «великорусского шовинизма», в СССР существовала установка на поощрение развития культур так называемых «малых народов». И зачастую в ущерб развитию собственно русской национальной культуры.


Деятелям искусств эстонского происхождения центральные власти создавали поистине тепличные условия, подпитывая полёт их муз разного рода субсидиями республиканских Союзов художников, скульпторов, композиторов, писателей и прочих творцов прекрасного.


Оригинальные фильмы и мультфильмы самобытных эстонских режиссеров с успехом демонстрировались на всех просторах одной шестой суши. К примеру, культовый для эстонцев кинофильм «Последняя реликвия» стал лидером всесоюзного проката 1971 года, когда его посмотрели почти 50 миллионов зрителей — и это, прошу заметить, без всяких интернет-каналов, вроде нынешнего Yotube.


Сегодня режиссеры независимой Эстонии, свободный полёт творческой мысли которых никак не ограничен никакими «московскими цензорами», о таких цифрах не могут даже мечтать. Бешеным успехом считается, если фильм посмотрело хотя бы 50 тысяч человек в самой Эстонии, как в случае с недавно снятым шпионским боевиком «О2». За пределами республики эстонские фильмы теперь демонстрируются разве что на фестивалях артхаусного кино, где их видят полто