Кто и зачем уничтожил в Латвии русское образование

О приказной лояльности учителей, маргинализации учеников и переводе всего обучения страны на государственный (латышский) язык рассказывает доктор педагогических наук, депутат Рижской думы от Русского союза Латвии, депутат сейма ЛР трех созывов Яков ПЛИНЕР.

За плечами моего собеседника – полувековой учительский стаж, борьба за русские школы и частную школу «Эврика», которую он создал и которой руководил 26 лет. Но два года назад ему пришлось проститься с любимым детищем в результате разных форм давления.


Мы встретились с Яковом Гдальевичем, чтобы поговорить о том, какие потери понесла Латвия в результате тотального уничтожения русской школы, которая успешно существовала здесь в течение 232 лет.


«Этнократические руины»


В книге «Педагогические идеи на этнократических руинах», изданной ещё в 2010 году Яковом Плинером в соавторстве с его многолетним соратником, доктором педагогики Валерием Бухваловым, говорится, в частности, следующее:


«Этнократическое государство всегда уродливо и всегда коррупционно. Прием на работу в государственные и самоуправленческие структуры по национальности лишает власть конкуренции, притока альтернативных идей».

Сегодня многие политики пытаются оценивать происходящее в стране только как экономический кризис, вызванный внешними причинами. На самом деле у нас политический кризис, вызванный этнократическим бессилием власти. Но правящие и правая (читай – латышская) оппозиция уже дружно заявили, что с партиями, защищающими права нацменьшинств, они сотрудничать не желают. Значит, продолжение будет тяжелым и болезненным. Значит, людям еще долго предстоит самим выкручиваться из долгов и нищеты, в которые их загнала этнократическая власть.


Когда учитель пытается преподавать два предмета в рамках одного урока, например, математику на латышском языке, то в большинстве случаев получается либо математика, либо латышский.


Невозможно объединить людей разных культур и мировоззрений на основе только латышского языка…»


«Эксперимент» над детьми


Однако власти Латвии упорно переводят билингвальные школы нацменьшинств (бывшие русские) лишь на госязык и меняют программы. Русским школьникам и тем, для кого русский – родной (а таких в республике почти 40%) пытаются навязать новую идентичность.


- Насколько этот «эксперимент» над детьми гуманен и вписывается в европейские ценности, которыми хвалятся не только в Брюсселе, но и в Риге?