Фамилия не та? Почему Латвия скупится даже на бюст Вере Мухиной

Рига дала миру одного выдающегося скульптора – Веру Игнатьевну МУХИНУ. Но на родине ей нет даже бюста. Единственное свидетельство, что скульптор родилась в Риге, – скромная мемориальная доска, установленная еще в советское время на Тургенева, 23/25...

Когда-то почти вся левая сторона Тургеневской улицы принадлежала купцам МУХИНЫМ: дома, магазины. В их руках была и львиная часть кирпичных складов на Центральном рынке – красных амбаров, недвижимость на Красной Двине. Мухины торговали льном и пенькой, которые приходили в Ригу из окрестностей Смоленска. Отсюда морем товар шел в Европу. Из пеньки делали корабельные канаты. Среди матросов и грузчиков Рижского порта ходила поговорка, что канатом из мухинской пеньки можно вытянуть со дна морского не то что кита - затонувший корабль.


Дед Веры Кузьма Игнатьевич был купцом 1-й гильдии, почетным гражданином Риги. Удостоился он этого звания не благодаря богатству, а потому, что был среди первых жертвователей. После того, как во время пожара 1812 года сгорела Благовещенская церковь (на углу Тургенева и Гоголя), бОльшую часть средств на восстановление дали Мухины. Жертвовали и на строительство новых храмов - Троице-Задвинского, Покровского, приютов...

Будущий скульптор родилась в 1899 году в доме на улице Тургенева, 23/25. Одноэтажный деревянный, он стоит и поныне.

Когда в 2000-е дом приглянулся бизнесменам и возникла опасность сноса, чиновники от культуры «вдруг» поставили под сомнение, что скульптор родилась именно здесь.


Тогда архивисту и краеведу Владимиру ЭЙХЕНБАУМУ удалось обнаружить доверенность, написанную в 1890-м на имя отца Мухиной – Игнатия Кузьмича. В том, что он проживает именно на Тургеневской улице, 23 (ныне 23/25).


Попутно краевед выяснил, что дом, где родилась Вера Мухина, - среди трех старейших в Московском форштадте: построен сразу после пожара 1812 года. До этого датой его рождения считался 1876-й. Так, после долгих проволочек, в 2007–м дом включили в список памятников архитектуры. Но не государственного значения, а местного. Это означает, что сносить и перестраивать его нельзя, однако финансовую помощь на сохранность государство не дает. Да и в охранный список дом вошел не благодаря тому, что здесь родилась скульптор с мировым именем, а… как образец деревянного ампира.


Отец Веры Игнатий Кузьмич, как и дед, числился купцом 1-й гильдии. Но торговой жилки в нем не было - мечтал стать архитектором. За глаза его называли неудачником и чудаком. Женился поздно, в 39 лет. В жены взял 18-летнюю дочь аптекаря из города Рославля Смоленской губернии Надежду Вильгельминовну МЮГЕ. В ее роду были французы: дед попал в Россию в обозе наполеоновских войск.

Молодая красивая женщина внесла новую атмосферу в жизнь купеческого дома. Стали приглашать гостей, устраивать концерты. Вскоре молодая невеста подарила супругу двух дочерей - Марию и Веру. Однако радость в доме Мухиных продолжалась недолго: после родов Надежда Вильгельминовна заболела и, когда Вере исполнилось полтора года, умерла.


Отец решает увезти дочерей подальше от холодной и сырой Даугавы – вначале под Смоленск, а затем в Крым, в Феодосию. На берегах Черного моря Вера делает первые шаги в искусстве – в живописи. Отец поощряет и поддерживает увлечение: он и сам в юности рисовал. Не случайно через годы, став знаменитым скульптором, бра